• по
Более 59000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 сентября 2018 года N 2190-О


Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Тауц Инны Николаевны на нарушение ее конституционных прав статьей 401_6 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д.Зорькина, судей К.В.Арановского, А.И.Бойцова, Г.А.Гаджиева, Ю.М.Данилова, Л.М.Жарковой, С.Д.Князева, А.Н.Кокотова, Л.О.Красавчиковой, С.П.Маврина, Н.В.Мельникова, О.С.Хохряковой, В.Г.Ярославцева, рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданки И.Н.Тауц к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. Приговором мирового судьи от 27 ноября 2013 года, вынесенным по уголовному делу частного обвинения, двое лиц, в том числе гражданка И.Н.Тауц, были признаны виновными в совершении преступлений; при этом вопрос о взыскании процессуальных издержек в виде расходов, понесенных потерпевшими на выплату вознаграждения их представителю, не разрешался. Апелляционным постановлением от 7 февраля 2014 года приговор частично изменен, И.Н.Тауц освобождена от назначенного наказания в связи с применением акта об амнистии.

С заявлением о взыскании с осужденных соответствующих процессуальных издержек потерпевшие обратились в мировой суд в 2016 году, однако постановлением мирового судьи от 6 октября 2016 года (не оспаривалось в апелляционном порядке) производство по их обращению было прекращено. Данное постановление отменено по жалобе представителя потерпевших кассационным постановлением президиума областного суда от 31 января 2018 года, т.е. спустя более года с момента его вступления в законную силу, с направлением материалов на новое рассмотрение и с разъяснением, что такая отмена не нарушает статью 401_6 УПК Российской Федерации о недопустимости поворота к худшему. С этой позицией согласился вышестоящий суд, указав, что рассмотрение вопроса о взыскании процессуальных издержек в порядке исполнения приговора не связано с разрешением вопросов о законности и обоснованности осуждения, о фактических обстоятельствах дела, о квалификации действий осужденных и назначении им наказания (постановление судьи Верховного Суда Российской Федерации от 14 марта 2018 года об отказе в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции и решение заместителя Председателя того же Суда от 7 июня 2018 года).

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации И.Н.Тауц просит признать не соответствующей статье 19 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации статью 401_6 "Поворот к худшему при пересмотре приговора, определения, постановления суда в кассационной инстанции" УПК Российской Федерации, поскольку, по утверждению заявительницы, данная норма, допуская в силу своей неопределенности пересмотр в кассационном порядке принятого на стадии исполнения приговора и вступившего в законную силу более года назад судебного решения по вопросу о взыскании процессуальных издержек с лица, осужденного за декриминализованное впоследствии деяние, в сторону ухудшения его положения, нарушает принцип равенства и позволяет произвольно сохранять за таким лицом процессуальный статус осужденного неопределенное время.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Конституция Российской Федерации, провозглашая идею справедливости как основополагающую и гарантируя каждому судебную защиту его прав и свобод на основе равенства перед законом и судом (преамбула; статья 18; статья 19, часть 1; статья 46, часть 1), предполагает исправление судебных ошибок, что вытекает из предназначения правосудия, из необходимости вынесения законных и обоснованных судебных решений. В развитие этих конституционных требований Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в главе 47_1 закрепляет механизм пересмотра вступивших в законную силу судебных решений в суде кассационной инстанции. В частности, статья 401_6 данного Кодекса предусматривает, что пересмотр в кассационном порядке приговора, определения, постановления суда по основаниям, влекущим ухудшение положения осужденного, оправданного, лица, в отношении которого уголовное дело прекращено, допускается в срок, не превышающий одного года со дня вступления их в законную силу, если в ходе судебного разбирательства были допущены повлиявшие на исход дела нарушения закона, искажающие саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия, либо если были выявлены данные, свидетельствующие о несоблюдении лицом условий и невыполнении им обязательств, предусмотренных досудебным соглашением о сотрудничестве.

По смыслу правовой позиции, сформулированной Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 11 мая 2005 года N 5-П, указанное ограничение на пересмотр вступивших в законную силу судебных решений распространяется лишь на такие решения, которыми определяется уголовно-правовой статус лица как виновного или невиновного в совершении преступления и подлежащего или не подлежащего уголовной ответственности и наказанию. Так, в Постановлении от 7 марта 2017 года N 5-П Конституционный Суд Российской Федерации, относя решение по вопросу о конфискации принадлежащего обвиняемому (подсудимому) имущества, признанного по делу вещественным доказательством, к подпадающим под действие статьи 401_6 УПК Российской Федерации, опирался на следующие выводы: существо уголовного судопроизводства заключается в функционировании правового механизма (процессуальной формы) реализации материально-правовых норм как уголовного, так и в пределах, установленных уголовно-процессуальным законом, гражданского и других отраслей права, а существо уголовного дела - не только в квалификации судом преступления, назначении вида и меры наказания, но и в принятии им всех обусловленных начатым уголовным преследованием решений материально-правового характера, которые суд выносит в совещательной комнате при постановлении приговора; конфискация орудий и иных средств совершения преступления представляет собой в контексте действующего уголовного законодательства публично-правовую санкцию, структурно обособленную (и, как следствие, автономную) от наказания, которая как мера уголовно-правового характера, выражающаяся в возложении на обвиняемого (осужденного) обязанности претерпеть дополнительные, по отношению к наказанию, правоограничения уголовно-превентивного свойства, по своей конституционно-правовой природе соотносима по некоторым признакам с наказанием, хотя и не тождественна ему.

В свою очередь, процессуальные издержки представляют собой, по смыслу статьи 131 УПК Российской Федерации, денежные суммы в возмещение необходимых и оправданных расходов, неполученных доходов, а также вознаграждение и выплаты, которые причитаются к уплате физическим и юридическим лицам, вовлеченным в уголовное судопроизводство в качестве участников или иным образом привлекаемым к решению стоящих перед ним задач (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 8 ноября 2005 года N 367-О, от 16 декабря 2008 года N 1036-О-П, от 5 марта 2013 года N 297-О, от 20 февраля 2014 года N 298-О, от 9 февраля 2016 года N 222-О и от 25 октября 2016 года N 2230-О). Процессуальные издержки возмещаются за счет средств федерального бюджета либо средств участников уголовного судопроизводства и не являются санкцией со стороны государства за совершение запрещенного уголовным законом деяния, в том числе структурно обособленной от наказания, а также мерой уголовно-правового характера, обязывающей обвиняемого (осужденного) претерпеть дополнительные, по отношению к наказанию, правоограничения, с ним соотносимые. В противном случае судебные издержки следовало бы рассматривать и в качестве санкций или же мер уголовно-правового характера, налагаемых на государство либо участников уголовного судопроизводства, не являвшихся (не являющихся) обвиняемыми (осужденными).

Как разъяснил Пленум Верховного Суда Российской Федерации, если суд в приговоре не разрешил вопрос о распределении процессуальных издержек, в том числе в виде расходов, понесенных потерпевшим и его законным представителем, представителем в связи с участием в уголовном деле, этот вопрос может быть разрешен в соответствии с главой 47 "Производство по рассмотрению и разрешению вопросов, связанных с исполнением приговора" УПК Российской Федерации (пункт 34 постановления от 29 июня 2010 года N 17 "О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве", пункт 22 постановления от 20 декабря 2011 года N 21 "О практике применения судами законодательства об исполнении приговора" и пункт 12 постановления от 19 декабря 2013 года N 42 "О практике применения судами законодательства о процессуальных издержках по уголовным делам").

Соответственно, судебными решениями, вынесенными в порядке исполнения приговора по вопросу о взыскании процессуальных издержек, уголовно-правовой статус лиц, в отношении которых они приняты, судом не определяется и не изменяется, вопрос об обвинении в совершении преступления и назначении наказания не разрешается, а, значит, сам по себе пересмотр таких решений не может расцениваться как ухудшающий или улучшающий положение этих лиц и, следовательно, как подпадающий под действие статьи 401_6 УПК Российской Федерации.

Кроме того, исправление судебной ошибки и вынесение справедливого решения по уголовному делу не может расцениваться в качестве нарушения прав (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 20 апреля 2017 года N 776-О и от 23 ноября 2017 года N 2744-О). Таким образом, отсутствуют основания утверждать, что статья 401_6 УПК Российской Федерации нарушает права И.Н.Тауц в обозначенном в ее жалобе аспекте, а потому данная жалоба, как не отвечающая критерию допустимости обращений в Конституционный Суд Российской Федерации, не может быть принята Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Тауц Инны Николаевны, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель

Конституционного Суда

Российской Федерации

В.Д.Зорькин

Электронный текст документа

подготовлен АО "Кодекс" и сверен по:

рассылка

Номер документа: 2190-О
Принявший орган: Конституционный Суд Российской Федерации
Дата принятия: 27 сентября 2018

Поиск в тексте