• по
Более 59000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 февраля 2017 года N 431-О


Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы публичного акционерного общества "Ксеньевский прииск" на нарушение конституционных прав и свобод рядом положений Гражданского кодекса Российской Федерации и Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации



Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д.Зорькина, судей К.В.Арановского, А.И.Бойцова, Н.С.Бондаря, Г.А.Гаджиева, Ю.М.Данилова, Л.М.Жарковой, С.М.Казанцева, С.Д.Князева, А.Н.Кокотова, Л.О.Красавчиковой, С.П.Маврина, Н.В.Мельникова, Ю.Д.Рудкина, О.С.Хохряковой, В.Г.Ярославцева, рассмотрев по требованию ПАО "Ксеньевский прииск" вопрос о возможности принятия его жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. Решениями арбитражного суда, оставленными без изменения арбитражными судами вышестоящих инстанций, ПАО "Ксеньевский прииск" было отказано в удовлетворении ряда исковых требований к организации - поставщику, в том числе об обязании ответчика возвратить истцу неосновательное обогащение (уплаченную неустойку). Как указали арбитражные суды, согласно предшествующим судебным решениям, с истца в пользу ответчика, помимо процентов за пользование коммерческим кредитом, были взысканы суммы неустойки (пени) в связи с нарушением истцом условий договора поставки. С учетом данных судебных постановлений, имеющих преюдициальное значение, арбитражные суды, отклоняя доводы ПАО "Ксеньевский прииск" о приобретении (сбережении) ответчиком денежных средств за его счет на том основании, что вопрос о соразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства при вынесении названных судебных постановлений не рассматривался, пришли к выводу об отсутствии доказательств недобросовестного поведения ответчика.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации ПАО "Ксеньевский прииск" оспаривает конституционность следующих положений Гражданского кодекса Российской Федерации: пунктов 1 и 2 статьи 1 "Основные начала гражданского законодательства", статьи 2 "Отношения, регулируемые гражданским законодательством", пунктов 1, 2 и 4 статьи 10 "Пределы осуществления гражданских прав", статьи 330 "Понятие неустойки", пунктов 1 и 2 статьи 333 "Уменьшение неустойки" и пункта 2 статьи 1102 "Обязанность возвратить неосновательное обогащение".

Заявитель также оспаривает конституционность части 1 статьи 4 "Право на обращение в арбитражный суд", части 2 статьи 9 "Состязательность", частей 1 и 2 статьи 16 "Обязательность судебных актов" (фактически - только ее части 1), а также части 2 статьи 69 "Основания освобождения от доказывания" АПК Российской Федерации.

По мнению заявителя, оспариваемые законоположения не соответствуют статьям 2, 17 (часть 3), 45 и 46 (часть 1) Конституции Российской Федерации в той мере, в какой по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, они не допускают возможность защиты прав покупателя (должника) путем предъявления иска о взыскании с поставщика (кредитора) в его пользу неустойки (в той ее части, в какой, по мнению покупателя, она явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства), ранее взысканной в пользу поставщика в связи с ненадлежащим исполнением покупателем обязательства, вытекающего из договора поставки, в том случае, когда в судебном заседании ходатайство о снижении размера неустойки им не заявлялось и вопрос о соразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства арбитражным судом не рассматривался.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Представленными материалами не подтверждается применение арбитражными судами в конкретных делах с участием ПАО "Ксеньевский прииск" пункта 2 статьи 333 ГК Российской Федерации, а потому его жалоба в этой части не может быть признана допустимой в силу требований статьи 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".

Положения пунктов 1 и 2 статьи 1 ГК Российской Федерации, закрепляющие основные начала гражданского законодательства, как и положения статьи 2 того же Кодекса, определяющие круг отношений, регулируемых гражданским законодательством, их участников, а также порядок применения норм гражданского законодательства с учетом характера регулируемых отношений, сами по себе не могут рассматриваться как нарушающие какие-либо конституционные права.

Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно указывал в своих решениях, что положения пунктов 1, 2 и 4 статьи 10 ГК Российской Федерации, устанавливающие, в частности, запрет на злоупотребление правом, правовые последствия злоупотребления правом, направлены на реализацию принципа, закрепленного в статье 17 (часть 3) Конституции Российской Федерации, не содержат какой-либо неопределенности (определения от 19 марта 2009 года N 166-О-О, от 22 марта 2012 года N 489-О-О, от 24 сентября 2013 года N 1252-О, от 24 марта 2015 года N 549-О и др.), а потому не могут расцениваться как нарушающие конституционные права заявителя, перечисленные в жалобе.

Гражданское законодательство предусматривает неустойку (статья 330 ГК Российской Федерации) в качестве способа обеспечения исполнения обязательств и меры имущественной ответственности за их неисполнение или ненадлежащее исполнение, а право снижения неустойки предоставлено суду в целях устранения явной ее несоразмерности последствиям нарушения обязательств. Статья 333 ГК Российской Федерации в части, закрепляющей право суда уменьшить размер подлежащей взысканию неустойки, если она явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, согласуется с положением статьи 17 (часть 3) Конституции Российской Федерации, в соответствии с которым осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 25 января 2012 года N 185-О-О, от 22 января 2014 года N 219-О, от 24 ноября 2016 года N 2447-О и др.), и с учетом разъяснений, данных в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2016 года N 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств" (в частности, в пункте 72), взаимосвязанные положения статьи 330 и пункта 1 статьи 333 ГК Российской Федерации не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права заявителя, перечисленные в жалобе, в указанном им аспекте.

При этом необходимо учитывать, что само по себе требование о снижении размера неустойки, являясь производным от основного требования о взыскании неустойки, неразрывно связано с последним и позволяет суду при рассмотрении дела по существу оценить одновременно и обоснованность размера заявленной к взысканию неустойки, т.е. ее соразмерность последствиям нарушения обязательства, что, по сути, направлено на реализацию действия общеправовых принципов справедливости и соразмерности, а также обеспечение баланса имущественных прав участников хозяйственных правоотношений при вынесении судебного решения (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 24 ноября 2016 года N 2447-О).

Статья 1102 ГК Российской Федерации, обязывающая лицо, неосновательно получившее или сберегшее имущество за счет другого лица, возвратить последнему такое имущество, призвана обеспечить защиту имущественных прав участников гражданского оборота. Следовательно, сам по себе пункт 2 данной статьи, согласно которому правила, предусмотренные главой 60 "Обязательства вследствие неосновательного обогащения" ГК Российской Федерации, применяются независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли, не может рассматриваться как нарушающий указанные в жалобе конституционные права заявителя, в том числе право на судебную защиту.

Часть 1 статьи 4 АПК Российской Федерации, предусматривающая право заинтересованных лиц обратиться в арбитражный суд за защитой своих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов, как и часть 2 статьи 9 данного Кодекса, согласно которой лица, участвующие в деле, вправе знать об аргументах друг друга до начала судебного разбирательства; каждому лицу, участвующему в деле, гарантируется право представлять доказательства арбитражному суду и другой стороне по делу, обеспечивается право заявлять ходатайства, высказывать свои доводы и соображения, давать объяснения по всем возникающим в ходе рассмотрения дела вопросам, связанным с представлением доказательств; лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий, выступают процессуальными гарантиями осуществления права на судебную защиту на основе принципа состязательности и равноправия сторон (статья 123, часть 3, Конституции Российской Федерации). Следовательно, данные законоположения также не могут расцениваться как нарушающие конституционные права заявителя.

Не нарушают конституционных прав заявителя и положения части 1 статьи 16 АПК Российской Федерации об обязательности судебных постановлений и части 2 статьи 69 данного Кодекса, предусматривающей освобождение от доказывания вновь в рассматриваемом арбитражным судом деле тех обстоятельств, которые ранее установлены вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда, принятым в другом деле, в котором участвовали те же лица, поскольку данные законоположения конкретизируют общие положения процессуального законодательства об обязательности вступивших в законную силу постановлений арбитражных судов и направлены на реализацию положения статьи 46 (часть 1) Конституции Российской Федерации.

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьей 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы публичного акционерного общества "Ксеньевский прииск", поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д.Зорькин




Электронный текст документа
подготовлен АО "Кодекс" и сверен по:
рассылка

Номер документа: 431-О
Принявший орган: Конституционный Суд Российской Федерации
Дата принятия: 28 февраля 2017

Поиск в тексте